Dispatch раскрыл чаты адвоката Кан Ён Сока, обвинившего певца Ким Гон Мо в сексуальном насилии

Кан Ён Сок – адвокат, который в начале декабря прошлого года первым обвинил певца Ким Гон Мо в сексуальном насилии над сотрудницей развлекательного заведения для взрослых через свой YouTube канал Garo Sero Institute. Теперь Dispatch раскрыл чаты Кан Ён Сока, показывающие, что тот занимался шантажом и манипулировал обвинениями в прошлом.

4 февраля Dispatch обнародовал чаты между Кан Ён Соком и Ким Ми Ной, являющейся известным блогером Dodomam, в которых обсуждался случай, связанный с нападением на нее.

Ким Ми Не и Кан Ён Соку также приписывали роман в 2015 году. Хотя они оба отрицали это, муж Ким Ми На утверждал, что они проводили время вместе в Гонконге, в то время как записи показывают, что они оба были в городе в одно и то же время. Их обмен текстовыми сообщениями с 2015 года в значительной степени подразумевает, что они замышляли заговор с целью шантажа и ложных обвинений в сексуальном насилии против «В», который, по сообщениям, является высокопоставленным биржевым маклером.

По данным Dispatch, в 2015 году Ким Ми На пила с «А» и «В» в караоке в районе Шинсадон, Каннам. Выпивая, они вступили в спор из-за «А», который перерос в драку, и тогда «В» ударил Ким Ми Ну бутылкой. В результате Ким Ми На получила травму, и на ее выздоровление ушло две недели.

В ноябре того же года Кан Ён Сок был вовлечен в это дело как адвокат. Он добавил обвинение в изнасиловании с целью увеличения суммы компенсации. Он объяснил Ким Ми На: «Ты не можешь получить миллиард вон только за травму. Если мы выдвинем обвинение в сексуальном насилии, он будет арестован, как только мы подадим нашу жалобу». Он добавил: «Я заработаю тебе много денег. Изнасилование – действеннее, чем убийство».

Ноябрь 2015 года

Кан Ён Сок: С нетерпением жду этого.
Ким Ми На: Да.
Кан Ён Сок: Мы получим деньги от него как раз к праздникам.
Ким Ми На: Ха-ха, я надеюсь, мы получим большую компенсацию.
Кан Ён Сок: Теперь, когда замелькали деньги перед глазами, это легко написать (вставляет текст с уведомлением для «В»). Что думаешь? Могу поспорить, он взбесится, когда получит это.
Ким Ми На: Ха-ха, отлично.

Кан Ён Сок: Он пришел в офис. Я начинаю дело. Сначала вышлю информацию.
Ким Ми На: Какую информацию?
Кан Ён Сок: Я думаю обвинить его в изнасиловании. Тогда мы получим от 3 до 5 миллиардов вон.
Ким Ми На: Ты можешь обвинить его в изнасиловании? Мы же должны казаться честными, когда лжем.
Кан Ён Сок: Неважно, сделал он это или нет. Можно сказать, что это были развратные действия. Не важно, если изнасилования не было.
Ким Ми На: Обвиним мы его в изнасиловании или развратных действиях, они начнут придираться к нашим с «А» показаниям, потому что мы будем врать.

Кан Ён Сок: Изнасилование – самое серьезное обвинение после убийства. Трудно просить миллиард вон только из-за травмы. Если продолжим в том же духе, он будет заключен в тюрьму, как только мы подадим жалобу, даже если он будет отрицать это. Его сторона определенно попросит урегулирования. Если мы скажем, что это просто травма, должны быть еще аргументы, поэтому я позабочусь об этом. Мы подадим это как травму, но укрепим нашу позицию.
Ким Ми На: Тогда сделай так. Зная, как проходит допрос, я не думаю, что смогу солгать.
Кан Ён Сок: Хорошо. Он работает в компании ***. Давай получим 3 миллиарда вон. Разделим поровну с «А»? Я возьму только одну треть.
Ким Ми На: Кто позаботится об обвинении?
Кан Ён Сок: Наш офис специализируется на этом.

Кан Ён Сок: Я заработаю тебе много денег. Мы должны получить 5 миллиардов вон. Обвинение в изнасиловании сложнее, чем в убийстве. Убийство – минимум 3 года, а изнасилование – 5.
Ким Ми На: 5 миллиардов вон – это слишком много, ха-ха. Он может просто сказать, что лучше жить в тюрьме.

Декабрь 2015 года

Кан Ён Сок: Он продолжает спрашивать, есть ли у нас доказательства. Я думаю, что лучше подать иск, а затем уладить дело. Я пишу обвинение прямо сейчас. Давай подадим на него в суд сейчас.
Ким Ми На: Делай, как хочешь.

Несмотря на это, «В» решительно отказался урегулировать этот вопрос. Однако Кан Ён Сок на этом не остановился и продолжил манипулировать обвинением, включив в него развратные действия. Когда началось официальное полицейское расследование, Кан Ён Сок настоятельно предложил Ким Ми Не пройти его в комплексном центре, в котором, как он объяснил, отдельно расследуются дела жертв сексуального насилия женщинами-полицейскими. Он даже призвал ее использовать прессу для этого дела.

Кан Ён Сок: Прочитай документы и дай мне знать, если есть что исправить. На этом уровне совершенно четко, что это насилие.
Ким Ми На: Он, вероятно, будет это отрицать.
Кан Ён Сок: Он пытался прикоснуться к тебе, не так ли?
Ким Ми На: Совсем нет.
Кан Ён Сок: Даже если он слегка попытался, это развратные действия.
Ким Ми На: Мы все равно собираемся подать иск. Он спросил, может ли он подержать меня за руку один раз.
Кан Ён Сок: Этого достаточно.

Кан Ён Сок: Тебе позвонят из комплексного центра. Прими участие в следственном опросе на следующей неделе.
Ким Ми На: Что это?
Кан Ён Сок: Жертвы сексуального насилия отдельно беседуют с женщинами-полицейскими.
Ким Ми На: Ха-ха. Они делают всякие странные вещи.
Кан Ён Сок: Когда ты закончишь с этим, мы повысим сумму компенсации на миллиард вон.

Ким Ми На: Я должна настаивать, что на меня напали до конца, верно?
Кан Ён Сок: Конечно. Если полиция потребует провести перекрестный допрос, мы должны принять участие. В таких случаях мужчина всегда находится в невыгодном положении.
Ким Ми На: Что за головная боль.
Кан Ён Сок: Ничего страшного. Мы должны пройти через это ради большей суммы компенсации. Представь, сколько головной боли у него. Он старается изо всех сил, чтобы выплыть, используя все виды трюков. В конце концов, мы его утопим.

Январь 2016 года

Кан Ён Сок: Дело было передано в полицию с позиции обвинения. Мы собираемся сказать, что ты получила удар по голове бутылкой пива пять раз.
Ким Ми На: Я не хочу это говорить.
Кан Ён Сок: Ты немедленно обратилась в больницу. Мужчина – биржевой маклер.
Ким Ми На: Я раскрою его работу.
Кан Ён Сок: Ты должна сказать и о бутылке пива, чтобы развернуть общественное мнение.

В апреле 2016 года семь следователей прокуратуры Сеульского центрального округа решили не предъявлять обвинения «В» в развратных действиях, признав их ложными. Однако «В» был привлечен к ответственности по обвинению в нанесении травмы.

Источники: 1, 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *